Харисов Ринат

Биография

Член Союза художников России с 1985 года.

Лауреат Первой премии Международного независимого культурологического Фонда «Туран» (Стамбул-Казань) за 1994 г.

Закончил художественное отделение Уфимского государственного института искусств.

С 1973г. — участник зональных, всероссийских, всесоюзных, зарубежных (Австрия, Венгрия, Германия, Голландия, Турция), международных и групповых выставок.  Долгое время был преподавателем в БГМИ им. Акмуллы.

Один из ярких представителей ТО «Чингисхан».

В настоящее время живет и работает в Канаде г.Торонто.

Произведения Р.Харисова хранятся в БГХМ им. Нестерова, ГМИИ РТ (Казань), ГМИИ РТ «Казань», Музее Современного искусства РКЦ «Казань» (Казань), ГМИИ Р Марий Эл (Йошкар-Ола), Галерее «Мирас», в частных собраниях России и за рубежом (Австрия, Германия, Голландия, Турция, США, Франция).

Родился в 1953 году в д. Ленин Буляк Бураевского района Республики Башкортостан. Окончил художественное отделение (ныне – факультет изобразительных искусств) Уфимского государственного института искусств (ныне академия) в 1978 году. В 1978 и с 1980 года и по настоящее время преподает на художественно-графическом факультете Башкирского государственно педагогического университета им. Акмуллы, с 1996 года доцент кафедры изобразительно искусства. Член союза художников СССР (России) с 1989 года. С 1973 года – участник республиканских, зональных, всероссийских, всесоюзных, зарубежных, международных, специальных и групповых выставок. В творческом активе – 6 персональных выставок.
Член творческого объединения «Чингисхан» с 1990 года. Живет и работает в Уфе. С 2008 года живет и работает в Торонто, Канада.

Ринат Харисов – классик современной живописи Башкортостана. Так зовется он уже давно и вполне заслуженно. Что есть классик? В первую очередь, хранитель традиции. Не каждого художника интересно изучать и анализировать. Далеко не под каждым визуальным рядом скрывается культурный пласт, значительный и сложный для дешифровки. Рассматривая же картины Рината Зуфаровича, мы можем найти много приятных нашему глазу истоков. Лейтмотивом проходит через все творчество, периодически обозначаясь в нем достаточно явно, иконографический ряд лирических образов Марка Шагала. Порой из трансформации, переходя в цитирование сюжет переносится из еврейского квартала в татарскую деревню, где существует, впрочем, не менее органично.

Еще одна немалая проблема ХХ века – обозначение рамок стилевой принадлежности. Вряд ли кто-то решится всерьез назвать сейчас Марка Шагала, равно как и нашего современника Рината Харисова примитивистом. При очевидной склонности к способам решения пространства приемами этого направления, есть множество других параметров, по которым они абсолютно не сходны. Так Игорь Наумович Голомшток открывает свое исследование авангардного искусства сакраментальным утверждением Бюффона: «Стиль – это человек». Эта фраза отчетливо ложится в основу его теории о том, что в ХХ веке не существует четких разграничений на стили, течения и направления, ибо действительно, ХХ век доказывает нам стопроцентно абсурдность попытки «очертить меловым кругом» то, что само по себе не имеет границ.
И снова к народности. ХХ век, как мог, максимально контрастно показал нам разницу между национальной гордостью и национальной идеологией. Художник не может быть слишком национален! Наличие национального колорита всегда придает произведению большую теплоту, яркость и искренность. Ринат Харисов – это наш яркий пример идеального включения этнического материала в явно нереалистический метод исполнения. Пример тонкого балансирования на столь скользкой грани. В его картинах можно долго и безрезультатно искать кривые усмешки во время изображения артефактов и ритуалов советского строя. Точно так же, как нет там и бурного прославления своего народа. А есть лишь: первоклассное мастерство, отличный вкус и искренность, благодаря которой, мастеру удается говорить со зрителем на любые темы, с одинаковой добротой и любовью.

Творчество Рината Харисова a priori не может быть скучным, повторяющимся, клишированным. Художник черпает свои сюжеты
и образы даже не из жизни, а из мира своей памяти, из узорчатых и сложных детских воспоминаний, приукрашивая их искренней любовью и ностальгией. В его сюжетах нет претензии на уникальность — так было часто и будет еще не раз, его композиции просты и правильны, цветовая гамма спокойна за отсутствием специальных эффектов. Как сказал Лао-Цзы: «Высокое стоит на глубоком». За плоскостью тряпочки-холста — космос. В оптическом смешении его красок есть что-то удивительное и волшебное, как картинка, увиденная один раз в калейдоскопе, может не повториться никогда, но запомнится на всю жизнь. Как осколки битого стекла на асфальте под лучами весеннего солнца превращаются на миг в несметные сокровища. Ринат Харисов умеет ценить и любить, казалось бы, незначительные вещи, ситуации простые и не пафосные. Ведь для того, чтобы превратить предмет в знак, символ, нужно увидеть и понять его суть, а не красоту внешнюю. Но нужно и суметь оставить за знаковым элементом функцию художественной выразительности, не доводя его до математического языка; автору это удается также блестяще.

Великолепие точнейшей линейности, гармония цвета не оставляют сомнений в утонченности художника. Об этом же говорят и переплетения эмоциональных потоков. Так соседствуют гордость за свой народ с огромной к нему любовью, сентиментальность с искренностью.

Хрупкость бестелесных двухмерных образов, их зыбкость навевают легкую приятную грусть. В картинах Рината Харисова невозможно встретить безапелляционную тоску или всепоглощающую радость, он всегда предоставляет зрителю альтернативу. Так вписывает он в «мир теней» цветок или птицу преувеличенных размеров, а в грустный, казалось бы, сюжет — элемент иронии.
Хайдар Кульбарисов

Екатерина Суворова

Работы

Поделиться с друзьями:
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники