Выставка скульптуры «Ange & Damnation»

21 мая

С 21 мая по 21 июня Галерея «Мирас» и коммуникационное агентство «Культпросвет» под эгидой Министерства Культуры и Национальной политики Республики Башкортостан и Комитета Республики Башкортостан по делам ЮНЕСКО впервые представляют вниманию уфимской общественности выставку современных французских художников, которая пройдет в рамках российско-французского диалога посвященного «Году Франции- России -2010».

За именем «Ange & Damnation» — скрывается дуэт художников-скульпторов: Бландин Готье, Марика Лессиа и дизайнера Де Галзен Мари Каранс. Талантливые, увлеченные и любознательные, создающие вместе свои уникальные творения, отлитые в бронзе. Создатели фееричных перформансов, инсталляций и арт-фестивалей на различные темы – вызывают восторг и восхищение у благодарного зрителя.
Из встречи в парижской Школе изящных искусств, где они обучались скульптуре, родилась артистическая пара Ange&Damnation. Они решают работать в стиле религиозного китча и переделывают принятые условные религиозные изображения в пластиковых архангелов и мучеников. Бунтарский ход Ange &Damnation в игровой форме обращает внимание на отсутствие женщин в искусстве и на необходимость новых мифов, учитывающих многообразие культур современной жизни. Комбинация материалов и форм порождает гибриды, всегда напоминающие человеческую фигуру.
Гибриды : от греческого слова «hybris» — незаконный союз. Животное или растение, происходящее от скрещивания разных видов. Воображаемые персонажи, полученные посредством воскового моделирования на разных растениях: грибах, папайе, капоке, фламбуаян, тыквенных бутылках… Они являются плодом диалога между природой и формами. Эти скульптуры – от 20 до 50 см – изготовлены в Бобо-Диулассо, в Буркина Фасо и отлиты в бронзе в литейной мастерской в Дауда Траоре. Это уникальные выплавляемые восковые модели.
Творческая группа «Ange&Damnation» привлекает внимание музеев и коллекционеров со всего мира, выставляется на лучших площадках Парижа. Входит в международный художественный рейтинг. Подробнее о творчестве вы можете узнать, посетив сайт http://angeetdamnation.com

Это надо увидеть
Ангельский путь мечты

В честь двадцатилетия своего совместного творчества две скульпторши Ange&Damnation проложили на весь июнь месяц гигантский художественный маршрут в 18-м округе Парижа. От ворот Монмартра до Гут-Дор, 18 таких разных мест, как Почта, Мэрия, различные кафе, Аль Сен-Пьер или улицы служат футлярами для их произведений: скуптур, светящихся инсталляций, акварелей или майл-арта. Названное Afriqu’Anges &Apparitions (Африк’анж и Аппарисьон) это смешанное и в то же время городское мероприятие вписывается в реальную жизнь кварталов, которое оно пересекает. Так, церковь Сен-Бертран принимает эфемерную инсталляцию (27 июня) и скульптуру Мавзолей неизвестного бродяги, задает вопросы чужакам (48, ул.Кюстин). Впрочем, молодежь 18-го округа активно участвовала в реализации этого проекта через мастерские, управляемые ассоциацией Крылатый клапан. Последуйте за этими ангелами: вы попадете прямиком в рай.
Жюльен Солонель
Вся программа на www.angeetdamnation.com

Надпись над фотографией: Бумажные ангелы украшают фасад отеля Матагон, пассаж Рамей (18-й округ), в течение всего июня.

Заметка на следующей странице :

Afriqu’Anges &Apparitions (Африк’анж и Аппарисьон)

(23/05 — 3/07) – Париж АРТЕ поддерживает маршрут этого странного искусства через 18-й округ Парижа: крупная игра художественного пути, гигантский смешанный и красочный маршрут, на почте, в бистро, в музее или на улице. Организованные ассоциацией Крылатый клапан мастерские хотели дать возможность молодежи Порт Монмартра и квартала Гут-дор стать «действующими лицами-создателями» своей окружающей среды приобщив их к этому мероприятию. В программе инсталляция, ретроспектива, встречи с художниками, показ фильмов, литературные кафе…
Примечание: афиша этого события была сделана Гарансе де Гальзен (Журнал программ канала АРТЕ).
Информация: Анжелина Медори /www.angeetdamnation.com

На последней странице:

МАРШРУТ СТРАННОГО ИСКУССТВА

Ange et Damnation

За именем Ange et Damnation скрываются Бландин Готье и Марика Лессиа, две скульпторши, путешественницы, любознательные и увлеченные, создающие вместе свои творения с повторяющимся сюжетом: Люцифер и ангелочки, маленькие тотемы и ритуальные статуэтки, вдохновленные традициями Востока, часто ангажированные скульптуры (изобличающие обрезание девочек, использование детей-солдат…), языческие богини, святые… Для празднования двадцати лет совместного творчества они придумали большую игру художественных путей через 18-й округ, маршрут-гибрид, который они окрестили Afriqu’Anges &Apparitions (Африк’анж и Аппарисьон). Поднимите же голову: маленькие ангелочки просачиваются в течение всего июня месяца во все уголки квартала Монмартр и Гут-дор, от метро до почты, от фасадов домов до книжных магазинов, от музеев до кафе и по извивам улиц…
В программе: встречи с художниками (по субботам в их мастерской на улице Лаба, 50), инсталляции, майл-арт, детские скульптуры, дневники путешественников с акварельными рисунками, живопись на стенах и железные жалюзи лавочек, бэби-фут, изображенный Ange et Damnation, где игроки – херувимы и демоны (Олимпик-кафе, 20, ул. Леон), бронзовые вещи, созданные в Буркина Фасо двумя молодыми женщинами и ретроспектива их творчества в Аль Сен-Пьер (13, ул. Ронсара, до 30 июня). Дети не останутся в обиде: ассоциация Крылатого клапана увлечет ребятишек и подростков квартала открытием и занятием искусством, в форме мастерской по теме маски. Не заблудиться просто: маршрут снабжен ориентирами в виде… догадайтесь чего? Конечно же, ангелов, наклеенных или нарисованных на стенах или наложенных прямо на тротуар.

До 3 июля во всем 18-м округе.
Надпись под фото: «Ангел без документов», деталь инсталляции Ange et Damnation в отеле Матасон, 18-й округ.

Из встречи в парижской Школе изящных искусств, где они обучались скульптуре, родилась артистическая пара Ange&Damnation (Ангел и Проклятие). Они решают работать в стиле религиозного китча и переделывают принятые условные религиозные изображения в пластиковых архангелов и мучеников. Так, мученик Святой Себастьен изображен форме полной женщины под градом стрел. «Мы находим, что было больше положительных святых мужского пола, чем святых – женщин, которым отводилась более пассивная роль. Мы также подумали, что нет причин по которым архангелы были бы представлены в мужских формах; архангел не должен иметь большую сексуализацию, чем ангел. Поэтому мы решили представить их в женских формах. Мы создали святую Мишлину, святую Габриэллу… […] И так как во всех этих историях почти не было черных, мы создали черных ангелов, черных святых». Таким же образом они обрабатывают восточную тематику. Наконец, в качестве перформанса в общественном пространстве, они переименовали в женском роде четыре станции парижского метро. Бунтарский ход Ange &Damnation в игровой форме обращает внимание на отсутствие женщин в искусстве и на необходимость новых мифов, учитывающих многообразие культур современной жизни.

Ange &Damnation снова изобретают человеческую фигуру, как женскую, так и мужскую, которую они подвергают многочисленным интерпретациям. В зависимости от случая эта новая фигура может быть высокой или маленькой, худой или широкой. У нее всегда есть голова – круглая или треугольная, но никогда не квадратная – находящаяся в основном всегда непосредственно на торсе. Иногда она состоит только из длинного бюста, стоящего на совсем коротеньких ножках. В основном она остоит, но редко на стопах и ей часто не хватает рук и кистей. Если она не вылита из бронзы, эта новая человеческая фигура состоит из множества подручных вещей и материалов: дерева, металла, проволоки, перьев, шерсти, камня, костей (не человеческих), эмали, гипса, бусин, пуговиц и гвоздей. Результат, одновременно комичный и трагичный, предлагает оригинальную комбинацию этих двух регистров.
Использованные вещи и материалы передают скульптуре ту часть жизни, которую они знали прежде на разных частях планеты, в Африке и особенно в Европе, и сохраняют следы их предыдущего использования – кухонной посуды, ручки двери, зубчатого колеса, молотка или лопаты. Они воплощают сотрудничество этих художников с анонимными рабочими, ремесленниками, техниками или механиками, которых обрабатывали эти материалы. Обычно полированное дерево носит отпечаток человека, в то время как необтесанные стволы и доски, камни разнообразных форм и ржавое железо свидетельствуют о ходе времени и воздействии природы и стихии.
Комбинация материалов и форм порождает гибриды, всегда напоминающие человеческую фигуру. Однако, для того чтобы она могла воплотиться полностью, ей нужно сотрудничество зрителя или зрительницы, которые принимают участие в игре, привнося в нее недостающие элементы. Он/она получает взамен радость, которую он/она испытывает, прочитывая скульптуры своим сердцем, свободно интерпретируя по своему желанию эмоции, которые они содержат. Начиная с печали, исходящей от больших силуэтов почерневшего дерева, часто лишенных рук, до ужаса от детей-солдат, а также веселья танцующих женских фигур и поющих ангелов, празднующих удовольствия жизни и радости творчества.
Перевод с английского Фредерика Пресмана

Будьте форелью

Романы, клиники, оперы, соборы, многоквартирные дома, поэмы, симфонии, паркинги, музеи…
И мы, между Элвисом, Шарденом, Бахом, Монтенем, Феллини, Уорхолом, Бокюзом…
Мы блуждаем, это само собой разумеется.
Тогда: идем по этому кварталу старых дорожек, протоптанных Брюаном, Нервалем и Аравией. Аптеки, требующие от тебя стройности, распродажа слишком блестящих яблок, халяльные мясные лавки, цвет повсюду, идем между скутерами на тротуарах и африканскими мамашами с розовыми бретельками на пышных плечах, толкающими детские коляски, между благовониями квартала Гут-дор и эхом холма Бютт, идем. И ты приходишь на улицу Лаба. И здесь: это не музей, не галерея, это старинная лавочка. На витрине эхо того, с чем ты только что встретился на своей прогулке, квитэссенция того, что ты подсмотрел, все это сложено и заперто здесь. Конечно, нужно было бы бросить все это в воду подобно этим китайским бумажным шарам, чтобы увидеть, как распускаются сотни цветов, тысячи историй разворачиваются, возникают из каждой скульптуры и рассказывают свою жизнь во времени, пространстве, о пересечении опасных границ или мутных времен, спокойного солнца и обыкновенной нищеты.
И что мы видим в этой мешанине, в этом скоплении, в этом нагромождении? Проволоку, трещины, дерево, надломы свежезагрунтованного металла, отлакированного, с каким-то подземным сиянем, отблесками тепла и влажности пота на коже.
Ложки, ситечки, сита, шумовки, отвертки и винты, радужные перья, пружины, латунные жгуты, молчаливое эбеновое дерево и вьющееся красное дерево.
Терпенье. Медленно в старых колодах, кучах железного хлама, скоплении ржавчины распространяются странные копуляции, железистые соединения и деревянные роды, роды смешанных пород. Кишения, тысячи мелких костей, тотемы насилия, бесчисленные персонажи на грани человекоподобия, кривоногие и узловатые, иногда стройные, тонкие, ощеренные хищными зубами. Они преследуют мечту о человечестве между знаками и отходами, метаморфозу сущностей. Это сырые или только рождающиеся жизни, нежные чудовища, возникающие из мертвой и мутной материи.
Возьмите любой персонаж, любую скульптуру. Возьмите их в свои руки, прикоснитесь к ним. Берите их как младенца, как хрупкую и важную вещь, покачайте их как беспризорных котят, только что родившихся ягнят. Они тихо мяукают, блеют в ваших руках. Мало-помалу вы начнете понимать их язык. Тогда вы услышите истории, слова, эхо которых всего лишь отражают наши маленькие медиумы. Вслушивайтесь долго, это синхронный перевод всех диалектов.
Это все. Вы можете покинуть эту мастерскую и выйти на улицу, присоединиться в старом квартале к новому народу Парижа и слиться с ним с естественностью форели в реке, с точностью взгляда. Должно быть, Ange&Damnation превратили вас в форель в квартале Гут-дор.
Жан Дебувери

Гибриды : от греческого слова «hybris» — незаконный союз. Животное или растение, происходящее от скрещивания разных видов. Воображаемые персонажи, полученные посредством воскового моделирования на разных растениях: грибах, папайе, капоке, фламбуаян, тыквенных бутылках…
Они являются плодом диалога между природой и формами, на которые она нас вдохновляет. Эти скульптуры – от 20 до 50 см – изготовлены в Бобо-Диулассо, в Буркина Фасо и отлиты в бронзе в литейной мастерской в Дауда Траоре. Это уникальные выплавляемые восковые модели.

Дети-солдаты

В 2000 году Ange&Damnation сильно взволновала книга Ахмаду Курума «Аллах не обязан». Они знают Западную Африку, часто там бывают и частично черпают там свое вдохновение. И они начинают работу над детьми-солдатами. Эти скульптуры вдохновлены детьми завербованными в солдаты партизанских войн Африки и других стран.
Дети-солдаты являются жертвами этих братоубийственных войн, где смешиваются палачи и мученики, и которые могут поменяться местами волею судьбы.
В своей парижской мастерской они с увлечением вырезают из столетних дубовых досок, почерневших от угля, которые они обнаружили в погребах, первые фигуры детей-солдат.
Они изготавливают серию из пятнадцати статуй в человеческий рост, образующих группу, армию, лес… громкий крик зова и отчаяния.
Эта инсталляция была представлена в Париже в Галерее Карго 21, в Аль Сен-Пьер, в Эспас Борепер и в Медсен дю Монд.
Некоторые скульптуры были проданы коллекционерам и увезены, но с тех пор были созданы еще другие, развивая инсталляцию и взывая к реакции против этого бедствия, убивающего детей при всеобщем равнодушии. Этот лес детей остается постоянным художественным свидетельством против варварства.
Параллельно в своей мастерской в Буркина Фасо Ange&Damnation выплавляют маленькие бронзовые фигуры детей-солдат, сдержанные, но полные человечности напоминания об этих чудовищных преступлениях. Группируя эти бронзовые фигурки по две или три, они создают сценки смерти ребенка-солдата в окружении других детей или увековечивают детей-солдат, позирующих перед воображаемым фотографом.
Ив Готье

Тотемы

Резиденции

Приглашение на жительство Французским институтом Марракеша в 1997 году.
Вилла – Риад Дениз Масон

Ange&Damnation продолжают свои внимательные и пылкие изыскания проявлений народной культуры. Паломничество Семи Святых довело их до Марракеша. Об этих местах, доступ в которые запрещен для немусульман, они решили дать символическое напоминание, утонченно документированное. По мере своих многочисленных встреч в городе и в университетской среде, они обнаружили существование святых, культ которых, менее известный, но все же живой, разрешает бòльшую вольность обращения: никого не удивит появление рядом с изображениями, вдохновленными Лаллой Мимуна или Лалла Ркия, какой-нибудь лаллы Мобилетт или Лаллы Джелабба. Уважительное соблюдение традиций, не исключающее восприятия современности. Усвоение восточного образа действий, не лишенное лукавства.
Рейн Прат

Проживание в Шаранте по инициативе АСАРА, 1999-2003 гг.

На дорогах Сен-Жака

Используя материалы, подобранные на месте, Ange&Damnation украсили маршрут через Шаранту по дороге на Сен-Жак-де-Компостель: это скульптуры, установленные в четырех деревнях, где они жили и придумали их.

Местный маршрут в 18-м округе Парижа, 2006 г.
Afriqu’Anges &Apparitions (Африк’анж и Аппарисьон)

В честь двадцатилетия своего совместного творчества Ange&Damnation разработали маршрут в своем квартале — в 18-м округе Парижа: инсталляции в 18-ти местах выставок, прогулка при которой можно было следовать по следам ангелов и переходить от сюрприза к удивлению, на почте, в бистро, в музее или просто на улице.

У ангелов нет документов.
Отель Матагон, 2006 г. Париж.

Искусство диалога

Ange&Damnation рассказывают о себе в два голоса.
Интервью взято Ирен Берелович.

Избирательное сродство

Мы встретились в Школе Изящных Искусств в Париже в 1982 году, в мастерской моделирования и цемента. Нас обеих очень вдохновляло барокко и Микеланджело; мечтами и великих путешествиях; а также ангелами – этими существами, с близкими к человечеству, но превосходящими человечество, с их плотью, их крыльями и неопределенным полом. Очень быстро через наши первые общие работы, особенно заказы декораций для театров или телевидения, мы осознали, что нам подходит лучше всего, это работать вместе, на равных правах, буквально двумя головами и четырьмя руками. То, что мы делаем вместе, продолжает нас увлекать и сегодня и никогда не прекращало нас увлекать: общее желание быть в действии, моделировать материю и по возможности в радости и удовольствии. Это не означает, что мы не размышляем над тем, что мы делаем, но это размышление неотделимо от жеста, от изготовления. Мы делаем и ищем, во множественном числе. Мы скульпторы.

Акт рождения

Ange&Damnation. Родился в 1986 году. Мы начали путешествовать по Африке, по Индии, Бразилии со всёвозрастающим желанием смешивать влияния, стили, материалы и решившись жить нашим искусством. С помощью этого псевдонима мы хотели объявить об ангелах-метисах, свободных от женоненавистнических или расистских традиций христианской иконографии, нуждающейся в пересмотре. Мы не думали о вопросе, который нам все время задают: «Кто из вас двоих ангел, кто проклятье?» Мы не знаем что ответить, потому что мы не испытывали потребности распределить между собой роли со временем. Мы никогда не чувствовали что наша двойственность нас душит или угрожает нашей идентичности. Напротив: этот ежедневный диалог, основанный на полном доверии, дал нам больше сил, идей, энергии. Несомненно, он защитил нас также от несчастья нестабильности, вызванной положением художника.

Линии и кривые

Ангелы никогда нас не покидали, также как любовь к круглым животам и ягодицам. Вначале нас часто сравнивали с Ники Де Сен-Фаль, из-за наших больших женских цветных фигур, подобно этим созданиям, не слишком католическим, наполовину святым, наполовину дьяволицам, которых мы подвесили к часовне Де Ля Сальпетриер в Париже во время нашей первой большой выставки в 1981 году. Для нас самыми близкими ориентирами является африканское искусство и грубое искусство Пикассо, Матисса, Гастона, Шесака… Наши ведущей линией является желание практиковать искусство скорее фигуративное и чувственное, игровое – мы делаем вещи серьезные, но себя мы принимаем не слишком всерьез.

Из всех материалов

Может быть, в нашей работе именно материалы изменились самым глубоким образом. Начав с покрытого папье-маше и покрашенного полистирола, мы перешли к дереву и бронзе, отливаемой на основе восковых моделей, которые мы доверяем одному литейщику из Буркина Фасо. Постоянно используются вещи, бывшие в употреблении. Но после религиозных безделушек и базарных вещей, выбранных из-за их цвета и китча, природные материалы стали приобретать все большее и большее значение, несомненно, под влиянием нашего долгого африканского житья: дерево, кости, камни, перья, стебли и зерна, даже если там присутствуют железки или алюминий. Как всегда, это результат конкретной работы, а не предварительное осмысление. Дерево, потому что когда мы жили в одной деревне в Шаранте, сама собой возникла идея сделать скульптуры из стропил церкви, пострадавшей от пожара. Или потому, что когда мы жили в Маракеше из-за святых — ислам запрещает изображать их в человеческом обличии. Мы постарались продвинуться по пути абстракции и открыли мощь памяти этого уже использованного дерева.
Искусство для всех

Мы являемся ангажированными художниками в том смысле, что мы всегда пытались выразить своей работой причины, которые нами движут: феминизм, экологию, борьбу бездомных в Европе, борьбу против обрезания девочек или детей-солдат в Африке. Мы не рассматриваем нашу работу отдельно от мира и людей. Именно по этой причине наша мастерская в Париже всегда открыта и находится в одном из самых смешанных кварталов города и со временем мы хотели утвердиться также в Буркина, в Бобо-Дюлассо, в мастерской, которая как во Франции, является местом творчества, разделенного с другими. Отношения с публикой нас постоянно питали и поддерживали. Именно благодаря этому к нам пришло признание, к нам, которые оставались скорее на обочине рынка искусства. До тех пор, пока мы можем донести до других наше удовольствие изобретать и изготавливать, мы можем приспособиться к финансовой несостоятельности. Одно граффити, которое мы обнаружили однажды на стене, хорошо выражает это желание коллективного: «художник имеет в своем распоряжении не только свой ум, у него есть также разум его друзей».

Ange&Damnation

Бландин Готье и Марика Лессиа
50, ул.Лаба 75018 Париж
Тел.: 01 53 28 28 14 – ange@angeetdamnation.com
www.angeetdamnation.com

Персональные выставки и инсталляции

1990 Приглашение на Х Заседание Меценатов-Предприятий, инсталляция на сцене CNIT (Центр новых индустрий и технологий), Ла Дефанс.
1990 Лауреаты Скульптуры на конкурсе «Ночь Молодых Творцов», Театр Мариньи, Париж.
1991 Часовня Сен-Луи де ля Сальпетриер, Париж.
1992 Центр искусства и шуток, Отель де Спонек, Монбелиар.
1992 Создание произведения на месте для фестиваля Мюзик Метис, Ангулем.
1993 Галерея Фредерик Лёб, Париж.
1993 Создание произведения на месте для Всемирного дня борьбы против СПИДА, Ангулем.
1994 «Переход», государственная сцена Сен-Бриёка.
1996 Рынок Сен-Пьер, Париж.
1997 Французский институт Марракеша.
1997 Замок Сервьер, Марсель.
1998 ВебБар, ул. Пикардии, Париж.
1999 Мэрия города Ангулема.
1999 Инсталляция «Эротизм и cвященное», Дом мировых культур, Париж.
2000 Музей эротизма, Париж.
2006 Afriqu’ange&Apparitions, художественный маршрут в 18-м округе Парижа.
2006 Рынок Сен-Пьер, Париж.
2006 Зал для представлений Lavoir Moderne Parisien (LMP) Эспас Прокреа, Париж.
2006 Врачи мира, Париж.

Подпись под фотографией: Ange&Damnation перед церковью Сен-Бертран, Afriqu’ange&Apparitions, 2006.

Коллективные выставки (выдержка)

1987 «Молодая живопись», инсталляция, Гран Пале, Париж.
1993 Галерея Каролины Кор, Париж.
1994 «Бель ви, Бельвилль», выставка художников Бельвиля, CFDT (Французская демократическая конфедерация труда), Париж.
1994 «Искусство и Огонь», вариации вокруг творчества Ива Клейна, Лез Юли, 91.
1996 Галерея Беатрис Сулье, Париж.
1998 «Художники на вокзале», Замок Сервьер, Марсель.
1998 «Современный последний приют», могилы и урны художников, Пер Лашез, Париж.
2001 «Гут-Дор в Сури-Куки», галерея Карго 21, Париж.
2002 Рынок Сен-Пьер, Париж.
2003 Галерея Эспас Борепер, Париж.
2006 Мэрия 18-го округа, Париж.
2006 Ваш’Ар, Париж.
2007 Галерея l’Art de rien (Искусство из ничего), Париж.

Резиденции – места проживания

1997 Проживание на вилле – Риад Дениз Масон, приглашение от Французского института Марракеша, Марокко.
Четырехлетнее проживание в Шаранте в крестьянских приютах, приглашение от АСАРА.
1999 Сент-Аман-де-Буакс. Скульптуры на месте, церковь аббатства.
2001 Тюсон, Музей Наследия, скульптура, установленная на вьезде в деревню (украдена в 2006), другая скульптура в Аббатстве О Дам.
2002 Обетер, маршрут скульптур в четырех разных местах деревни.
2003 Ла Курон, «Фонтан», скульптура-фонтан, установленная в парке аббатства.
2002-2009 Проживание в Бобо-Диулассо, Буркина Фасо, мастерская Ля супап эле (крылатого клапана).

Государственные заказы и покупки частных лиц

1987 Роспись потолка, Бутик Диор, авеню Монтень, Париж.
1989 и 1990 «Скульптуры-предметы обстановки», созданные для Издательства Азан, Салон Архитектуры, Гранд Аль де ля Вилетт, Париж.
1992 Инсталляция, создание на 1% гимназии 55, бульвар Бельвиля, заказ RIVP (Управление недвижимостью города Парижа), Париж.
1994 Изменение названий станций метро для RATR и установка скульптур на платформах на 1 апреля.
1993 и 1999 Скульптуры и рисунки, Артотека Ангулема, АСАРА
2000 Скульптуры, Музей Эротизма, Париж.

Каталоги

1991 «Ange&Damnation в Сальпетриер», текст Филиппа Мальгуйера, изд. «Эйль»
1992 «Метаморфозы и шутки Ange et Damnation» изд. Центра искусства и шутки, Монбелиар, текст Жиля Жервэ.
1994 «Апокалипсис по Ange&Damnation», изд. Ла Пасерель, Национальная сцена Сен-Бриёка, тексты Теофиля Барбю.
1999 «A&D», текст Катрин Казале, самоиздание.
2002 «Ange&Damnation», ручное шитье.
2006 «Afrqu’Ange&Apparition», изд. Ля Супап Эле.
Труды

1996 «Damn Fine Art», текст Черри Смит, изд.Cassel, Лондон
1999 «Художники – резиденты», изд. Шато де Сервьер, Марсель.
2000 «Две подруги», Мари –Жо Боне, изд.Бланш, Париж.
2007 «Женщины-художники, художники-женщины», Катрин Гонар, Элизабет Лебовичи, изд.Азан.

Передачи на телевидении

1991 FR3, Осеаник, Журнал искусств: «Новый Ангел» Софи Селигман.
1991 J.T. TF1, «Ange&Damnation в Сальпетриер».
1998 Т.М. Свис Романд, Журнал Viva: «Ангелы».
1998 ARTE, Метрополис, «Открытые ворота в закрытый сад», Мари-Кристин Гамбар и Натали Ронсье.

Поделиться с друзьями:
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники