Выставка живописи Ольги Цимболенко, «Вечер в Уфе»

18 ноября Об авторе

В уфимской галерее «Мирас» экспонируется выставка живописи Ольги Цимболенко. Названная автором просто и романтично «Вечер в Уфе», она гораздо шире тех эмоций, которые связаны с городскими вечерами: стилистически обращённая в основном к неопримитивизму, выставка «Вечер в Уфе» — ещё и повод для размышлений о месте этого направления в современном искусстве Башкортостана.

Несмотря на молодость, Ольга Цимболенко — уже состоявшийся художник. Она участник многих выставок и творческих конкурсов, член Союза художников России, педагог. За её плечами — два высших художе¬ственных образования, одно из них — факультет изобразительных искусств Уфимской государственной академии
искусств им. З. Исмагилова. Её духовный ориентир — русский живописный авангард начала ХХ века, примитивизм в первую очередь, воспринятый во многом сквозь призму творчества её академического преподавателя, одного из основателей башкирского и
уральского неоавангарда, неопримитивизма в том числе, Михаила Алексе­евича Назарова. И хотя сегодняшняя Ольга устремлена в будущее и потому не ограничивает себя рамками только этого направления, всё¬таки отметим, что и эта её устремлённость происходит из того же неопримитивизма. Ведь неопримитивизм, как и его первоисточники — примитив, примитивизм и авангард в целом, — мощный духовный пласт, направление, декларирующее безграничную творческую свободу художника и смелость эксперимента.
Но каков неопримитивизм Цимболенко в смысле его сегодняшних трансформаций в её же творчестве? Общеизвестно, что духовной основой русского примитивизма стали стихия городского низового фольклора, мотивы провинциальных пейзажей и жанров, происходящие из главной для него темы — темы народной жизни, — возникшей в искусстве России ещё в 70–80 е годы ХIХ века. И именно в этой части первоисточника Ольга чётко следует традиции: её влечёт жанр, сцены городского быта, неповторимый облик уфимских улиц. Главные герои композиций «Вечера в Уфе» — люди, взрослые и дети, беседующие во время уличной прогулки, катающиеся с гор, спешащие в магазин, развешивающие бельё, ласкающие своих младенцев в обстановке домашнего уюта. Атмосфера теплоты человеческого общения в них синтезировала, помимо авторской наблюдательности, отголоски настроений и острохарактерных городских жанров Михаила Ларионова (1881–1964), и мотива общенародного праздничного гуляния — основу основ русского примитивизма, — и «базаров» Михаила Назарова. Но уличные мотивы Цимболенко, в отличие от примитивистских, в меньшей степени праздничны, в большей — повседневны, будничны.
К тому же, в отличие от примитивистской статичности (при безусловной внутренней динамике образа) и нередко патетической суровости человеческих фигур на манер их «окаменелости» в живописи Натальи Гон¬чаровой (1881–1962), её жанры и живее, и естественнее. Так, эмоционально интерпретируя «вторую» часть первоисточника, Ольга добивается в пластике мотива мягкости, в композиции — пространственности (вместо примитивистской плоскостности), в образе — лиризма. (Кубистически конструктивными остаются только её натюрморты, демонстрирующие, как и первоисточник, брутальную «эстетику» городского быта; футуристически динамична с точки зрения причудливости формообразования композиция «Мои гаражи»). Эта трансформация художественного мышления Цимболенко, бесспорно, наиболее интересна, поскольку её результат в лучшем смысле непредсказуем. Отличающаяся особой — эстетической — красотой живописи, представляющая поэтически цельный мир автора, вобравшая в себя интонации и «художественной почвенности», и предчувствия будущности, выставка «Вечер в Уфе» убеждает в этом уже сегодня.

Светлана Игнатенко, искусствовед, «Рампа», №11, 2010 г.

Поделиться с друзьями:
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники